Сущность и понятие политической культуры

Многое из того, что в настоящее вре­мя относится к политической куль­туре, содержалось еще в Священном Писании, анализировалось и описывалось мыслителями древности Конфуцием, Платоном, Аристотелем. Однако сам термин появился много позже – в XVIII в. в трудах немецкого философа-просветителя И. Гердера. Теория же, описывающая эту группу политических явле­ний, сформировалась только в конце 50-х – начале 60-х гг. XX столе­тия в русле западной политологической традиции.

Американский теоретик Г. Алмонд, исследуя политическую сис­тему, выделил два уровня ее анализа:институциональный, характе­ризовавший институты и их функции, нормы и механизмы форми­рования государственной политики, иориентационный, выражаю­щий особые формы ориентации населения на политические объекты. Эти ориентации содержали в себе «познавательные» (представая как знания о строении политической системы, ее основных институтах, механизмах организации власти), «эмоциональные» (выражающие чув­ства людей к тем, кто обеспечивал функционирование властных ин­ститутов и олицетворял власть в глазах населения), а также «оценоч­ные» (выступающие как суждения, опирающиеся на ценностные критерии и стандарты рценки политических явлений) аспекты. В со­вокупности эти ориентации и характеризуют, по мнению Алмонда, такое специфическое явление, как политическая культура.

Анализ этих сторон отношения человека к политической систе­ме сосредоточивая внимание на разделяемых людьми ценностях, локальных мифологиях, символах, ментальных стереотипах и прочих аналогичных явлениях, давал возможность понять, почему, напри­мер, одинаковые по форме институты государственной власти в раз­ных странах действуют порой совершенно по-разному. Таким обра­зом, идея политической культуры позволяла глубже исследовать мо­тивацию политического поведения граждан и институтов, выявить причины множества конфликтов, которые невозможно было объяс­нить, опираясь на традиционные для политики причины: борьбу за власть, перераспределение ресурсов и т.д.

Впоследствии американцы С. Верба, Л. Пай, В. Розенбаум, англи­чане Р. Роуз и Д. Каванах, немецкий теоретик К. фон Бойме, францу­зы М. Дюверже и Р. Ж. Шварценберг, голландец И. Инглхарт и другие ученые существенно дополнили и развили учение о политической культуре. Причем, несмотря на то, что практически всеми учеными политическая культура связывалась с наличием ценностной мотива­ции, верований, присущих национальному характеру идеалов и убеж­дений, вовлекающих человека в политическую жизнь, тем не менее для многих из них данное понятие стало символом обобщенной ха­рактеристики всего субъективного контекста политики. Как, в част­ности, писал С. Верба, «политическая культура – это то, что задает форму проявления связи между событиями в политике и поведением индивидов как реакции на эти события; дело в том, что, хотя поли­тическое поведение индивидуумов и групп... является ответом на дей­ствия официальных лиц из правительства, войны, избирательные кам­пании и тому подобное, оно еще в большей степени определяется тем (символическим) значением, которое придается каждому из этих событий людьми, их наблюдающими. Можно сказать, что это не бо­лее чем проявление того, как люди воспринимают политику и как они интерпретируют то, что видят».* Неудивительно, что в русле такого подхода политическая культура расценивается некоторыми теоретиками как не более чем «новый термин для старой идеи».**



* Verba S. Conclusions: Comparative Political Culture//Pye L., Verba S. Political Culture and Political Development. Princeton, 1965. P. 516.

** Kavanagh D. Political Science and Political Behaviour. London, 1983. P. 48.

И все же понятие политической культуры постепенно завоевало свое место в науке, все больше и больше проявляя свой специфичес­кий характер в отражении политических явлений. В настоящее время в политологии сложилось три основных подхода в трактовке полити­ческой культуры. Одна группа ученых отождествляет ее со всем субъек­тивным содержанием политики, подразумевая под ней всю совокупностьдуховных явлений (Г. Алмонд, С. Верба, Д. Дивайн, Ю. Краснов и др.). Другая группа ученых видит в политической культуре прояв­лениенормативных требований (С. Вайт) или совокупность типич­ных образцов поведения человека в политике (Дж. Плейно). В данном случае она предстает как некая матрица поведения человека (М. Даг­лас), ориентирующая его на наиболее распространенные в обществе нормы и правила игры и, таким образом, как бы подтягивающая его действия к сложившимся стандартам и формам взаимодействия с властью.



Третья группа ученых понимает политическую культуру какспо­соб, стиль политической деятельности человека, предполагающий воплощение его ценностных ориентации в практическом поведении (И. Шапиро, П. Шаран, В. Розенбаум). Такое понимание раскрывает практические формы взаимодействия человека с государством как выражение им своих наиболее глубинных представлений о власти, политических целей и приоритетов, предпочтительных и индивиду­ально освоенных норм и правил практической деятельности. Харак­теризуя неразрывную связь практических действий человека в сфере власти с поиском своих политических идеалов и ценностей, полити­ческая культура интерпретируется как некая постоянно воспроизво­димая на практике духовная программа, модель поведения людей, отражающая самые устойчивые индивидуальные черты поведения и мышления, не подверженные мгновенным изменениям под влияни­ем конъюнктуры или эмоциональных переживаний.

В этом смысле стиль политической деятельности человека рас­крывает политическую культуру как совокупность наиболее устойчи­вых форм, «духовных кодов» его политического поведения, свиде­тельствующих о степени свободного усвоения им общепризнанных норм и традиций государственной жизни, сочетании в его повсед­невной активности творческих и стандартных для конкретного обще­ства приемов реализации прав и свобод и т.д. В этом смысле полити­ческая культура представляет собой форму освоенного человеком опыта прошлого, того позитивного наследия, которое оставлено ему предшествующими поколениями. И поскольку в мышлении и пове­дении человека всегда сохраняется определенный разрыв между ос­военными и неосвоенными им нормами и традициями политической игры, сложившимися в обществе традициями и обычаями гражданс­кой активности, то у него сохраняется и мощный источник пере­оценки и уточнения своих ориентиров и принципов, а следователь­но, и развития своей политической культуры.

В настоящее время понятие политической культуры все больше обогащается смыслами, производными от «культуры» как особого явления, противопоставляемого природе и выражающего целостность жизненных проявлений общества. В силу этого и политическая куль­тура все больше рассматривается как политическое измерение куль­турной среды в конкретном обществе, как характеристика поведения конкретного народа, особенностей его цивилизационного развития. В этом смысле политическая культура выражает движение присущих народу традиций в сфере государственной власти, их воплощение и развитие в современном контексте, влияние на условия формирова­ния политики будущего. Выражая этот «генетический код» народа, его дух в символах и атрибутах государственности (флаге, гербе, гим­не), политическая культура по-своему интегрирует общество, обес­печивает в привычных для людей формах стабильность отношений элитарных и неэлитарных слоев общества.

Так понятые политические культуры различных обществ взаимо­связаны не по типу «низшая-высшая», а как самостоятельные ду­ховные системы, отторгающие или поглощающие (ассимиляция) одна другую либо взаимопроникающие и усваивающие язык и ценности друг друга (аккомодация). Поэтому невозможно признавать наличие высоких или низких политических культур; считать, что одна культу­ра может быть ступенькой или целью развития другой; что культуры в обществе может быть больше или меньше. Политическая культу­ра – это органически присущая обществу характеристика его каче­ственной целостности, проявляющаяся в сфере публичной власти.

Рационально обобщая описанные подходы,политическую куль­туру можно определить как совокупность типичных для конкретной страны (группы стран) форм и образцов поведения людей в публичной сфере, воплощающих их ценностные представления о смысле и целях развития мира политики и закрепляющих устоявшиеся в социуме нор­мы и традиции взаимоотношения государства и общества.

Однако, несмотря на свою нейтральность (невозможность при­менять критерии одной культуры для оценки другой), политико-куль­турные явления все же обладают некой ценностной определеннос­тью. Иными словами, если субъект руководствуется идеями, прене­брегающими ценностью человеческой жизни, чувствами неприязни и ненависти, ориентируется на насилие и физическое уничтожение другого, то распадается сама ткань политической культуры. В этом случае в сфере власти культурные ориентиры и способы политичес­кого участия уступают место иным способам политических взаимо­отношений. Поэтому фашистские, расистские, шовинистические дви­жения, геноцид и терроризм, охлократические формы протеста и тоталитарный диктат властей не способны поддерживать и расши­рять культурное пространство в политической жизни.

Таким образом, констатируя невозможность построения всех форм участия граждан в политике на образцах культуры, а также призна­вая разную степень обусловленности институтов власти принятыми в обществе ценностями, следует признать, что политическая культура способна сужать или же расширять зону своего реального существо­вания. Вследствие этого она не может быть признана универсальным политическим явлением, пронизывающим все фазы и этапы полити­ческого процесса. Развиваясь по собственным законам, она способна оказывать влияние на формы организации политической власти, строение ее институтов, характер межгосударственных отношений.

В то же время политическая культура вмещает в себя чрезвычайно широкий круг гуманистически ориентированных ценностей (и обус­ловленных ими форм поведения), которые отличают разнообразие жизни конкретных обществ, слоев населения, их обычаев и тради­ций. Применительно к отдельному обществу это означает и то, что его политическая культура содержит разнообразныесубкультуры, т.е. локальные, относительно самостоятельные группы ценностей, норм, стереотипов и приемов политического общения и поведения, под­держиваемых отдельными группами населения.


sushnost-i-prichini-vozniknoveniya-fizicheskogo-vospitaniya-v-obshestve.html
sushnost-i-principi-organizacii-oplati-truda.html
    PR.RU™